0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Обязательно ли православным семьям рожать и иметь много детей

Обязательно ли православным семьям рожать и иметь много детей?

Вопрос о количестве детей в христианской семье часто становится мерилом веры в Бога. Бытует мнение, что православным прямо таки положено быть многодетными, и если семья родила одного-двух чад, это воспринимается как признак недостаточности православия. С другой стороны, современное общество часто негативно относится к многодетным семьям, вешая на них ярлык маргинальности только из-за количества родов. Попробуем разобраться, является ли количество детей в семье показателем особой «православности».

Православная Жизнь

Рассуждает священник Владимир Пучков.

Православная семья должна либо быть многодетной, либо хотя бы к этому стремиться. Такой стереотип распространён среди самых разных людей – от верующих, церковных и пытающихся данный идеал воплотить в жизнь до атеистов и откровенных недоброжелателей Церкви. Однако, собственно, ничего удивительного здесь нет. Среди верующих семей действительно есть определённый процент многодетных, а сама многодетность активно поощрялась и поощряется в церковной среде. При этом стоит заметить, что поощряется это по сути прекрасное и позитивное явление подчас безответственно и бездумно. Как итог, у некоторых создаётся впечатление, что многодетность уже сама по себе является безусловной ценностью, однозначно необходимой для спасения всем, кто выбрал семейную жизнь. Но так ли всё однозначно?

Действительно, многодетность во всех отношениях похвальна, чего, впрочем, явно недостаточно, чтобы зачислить её в добродетели. В том, что жена спасается через чадородие, нет ни малейшего сомнения, однако сложно представить, что во спасение человеку может быть вменён лишь факт рождения детей. Достаточно вспомнить печальную историю священника Илия, описанную в Книге Царств. Старец-священник стал свидетелем утраты ковчега Завета и гибели собственных сыновей вследствие того, что эти самые сыновья не были воспитаны им надлежащим образом и, даже будучи священниками, «не знали Господа» (1 Цар. 2:12). Спасение через чадородие возможно лишь тогда, когда дети воспитываются в вере и благочестии. Зачастую многодетные семьи показывают прекрасный пример христианского воспитания. В них присутствуют и взаимовыручка, и помощь старших детей в заботе о младших, и отсутствие «твоих»-«моих» проблем, и внимание друг к другу, и общая для всех ответственность, и любовь как основа семейных отношений.

И всё же нередко можно видеть и совсем другие многодетные семьи: вечно занятым родителям постоянно не до детей, старшие дети распрощались с детством, как только родились младшие, каждый всегда сам за себя, поэтому кто первый встал – того и тапки. А между тем именно в форме семейных отношений и кроется главное отличие благополучной семьи от неблагополучной. Благополучная семья – это школа любви. Каждый её член, как ребёнок, так и взрослый, чувствует себя в кругу семьи комфортно, спокойно и уверенно. Независимо от того, что происходит в жизни человека, каковы его проблемы, что он испытывает за пределами дома, семья для него – своего рода надёжная, тихая гавань, где ему всегда рады. Если родителям удаётся создать в семье такую атмосферу, независимо от количества детей, собственной занятости, наличия или отсутствия свободного времени, присутствия или отсутствия в жизни проблем, то такую семью не грех и в пример привести. Если же у супругов недостаточно желания или им не хватает любви, если нет правильного представления о семейной жизни, если модель семьи, сформированная в родительском доме, ущербна, тогда сделать семью зоной духовного и морального комфорта невозможно. Вместо школы любви дети проходят в такой семье школу жизни. Вы, наверное, встречали людей, которые, вспоминая детство, говаривали: «Я научился жизни в семье», «Мои отношения с братом (сестрой) были такими, что мне уже ничего не было страшно», «Родители вырастили нас готовыми ко всему». Так вот знайте: все они выросли в неблагополучных семьях. Потому как неблагополучная семья – это совсем необязательно семья алкоголиков, уголовников или прочих асоциальных типов. Если за ширмой благопристойности скрывается «школа жизни», где дети учатся врать, хитрить и изворачиваться, где они с лёгкостью «стучат» друг на друга родителям, друг друга «подставляют» по мелочам, учатся не верить на слово, вечно ждать подвоха, теряют способность доверять и потребность любить. В конце концов, если дети выходят из родительского дома во взрослую жизнь полностью готовыми к несправедливости, подлости и низости этого мира не потому, что знают, что всегда можно вернуться в дом, где тепло и спокойно, а потому, что со всей этой мерзостью дома же и познакомились, можно смело считать их выходцами из неблагополучных семей. И таких семей хватает. К сожалению, встречаются среди них и многодетные, причём размер семьи и количество детей при вечной родительской занятости формированию подобных отношений нередко весьма способствуют. Причина? Многодетность ради многодетности. Желание создать непременно большую семью при дефиците способностей к созданию хотя бы какой-то.

Читать еще:  Православие и протестантизм: отношение православной церкви, сравнение религий, главные отличия и сходства, мнение священников и святых отцов

Впрочем, эта проблема далеко не единственная. Зачастую многодетность бывает сопряжена с серьёзными материальными проблемами, к которым семья оказывается попросту не готова. Поначалу молодые супруги обеспечивают только себя самих, и на себя им вполне хватает, потом рождается ребёнок – и им всего хватает по-прежнему. Однако с каждым следующим ребёнком потребности существенно возрастают. Прекращается это возрастание, как правило, тогда, когда у супругов не остаётся сомнений, что уровень потребностей окончательно и безнадёжно превзошёл уровень возможностей. И только тогда в их головах начинает закрадываться сомнение в правдивости расхожего убеждения, что «даст Бог ребёнка – даст и на ребёнка». Право же, с чего вдруг? Решение о зачатии ребёнка принимают родители. Значит, родителям и ответственность нести. За воспитание, за обеспечение, за создание нормальных условий. Не слишком ли дерзко перекладывать на Бога прямые родительские обязанности? И не слишком ли безрассудно? Решения, принимаемые человеком, не должны становиться непосильной ношей. Однако если человек не умеет или не находит нужным рассчитывать собственные силы, кто виноват?

Между тем вторая проблема почти неминуемо рождает третью. В тех многодетных семьях, которые испытывают постоянную нужду, нередко формируется странная (и ложная) убеждённость, что им все должны. Государство и социальные службы, благотворительные фонды и предприниматели, Церковь и просто обеспеченные граждане. Иногда человек так привыкает жить за счёт других, что иной раз непонятно, просит ли он или требует. Ещё бы «у меня …дцать детей, хотите-не хотите, а будьте добры»! Впрочем, справедливости ради стоит заметить, что подобное водится много за кем из тех, кому в жизни приходится нелегко. Создаётся ощущение, что некоторые переносят такое отношение и на Бога. Как ни есть, а многодетность, особенно в современном мире, в некотором роде подвиг. Всякий ли способен удержаться от соблазна, неся подвиг, не ожидать обязательной награды и не мнить себя этой награды достойным? Поэтому некоторые даже веровать умудряются так, что кажется, будто и порог вечности они переступят с вопросом: «А разве нам в Царство Небесное не без очереди»?

Не подумайте, что я поставил перед собой цель обесценить многодетность. Сказав однажды, я с готовностью повторю: многодетная семья – это прекрасно. Я знаю это на собственном опыте, поскольку и моя семья многодетна. Но вот вышеописанные проблемы, реально существующие в среде многодетных семей, способны обесценить данное прекрасное явление в глазах как неверующих, так и воцерковлённых людей. И убеждённость в том, что многодетность необходима для спасения, тоже представляет собой такую проблему. Хотя, если начистоту, на самом деле для спасения семейному человеку необходимы сознательность, самоотверженность и ответственность. Восприятие семьи как самой простой и доступно проекции Царства Небесного в мире, отношение к супруге (супругу) и детям как к ценнейшему Божьему дару, построение семейных отношений на основе любви и взаимоуважения, воспитание детей в вере и всё той же любви, в конце концов, осознание ответственности перед Богом и перед каждым из членов семьи – всё это по-настоящему спасительно и совершенно необходимо. А сколько детей будет в семье, вопрос, конечно, важный, но ничуть не первостепенный.

Многодетность – высокое призвание, а не «печать православности»

Что-то неправильно в нашей консерватории, или размышления протоиерея Павла Великанова о семье как пространстве предельной концентрации любви

Уже много лет я не слышала выражение «плодить нищету». Будто кто-то исключил его из списка привычных упреков. Чем не признак некоторого оздоровления общества и признания многодетности нормой?

Впрочем, недоумение и легкое негодование окружающих все же витает в воздухе. Не случайно, то и дело появляются статьи, в которых многодетных просят поделиться рассказами о семейном счастье и радости воспитания детей в большой семье, а вовсе не о трудностях. Чтобы развеять наши сомнения. И это не госзаказ, не политика пропаганды большой семьи. На фоне рекламных призывов новых столичных микрорайонов – «плодитесь!» – эти заметки на полях больше напоминают попытку почувствовать, нащупать, — а как самим-то многодетным? Нормально? Многодетность – это благо или зло, счастье или беспросветные трудности?

О том, есть ли проблемы у многодетных и каков их характер, мы решили побеседовать с настоятелем Пятницкого Подворья Троице-Сергиевой Лавры в Сергиевом Посаде, доцентом Московской духовной академии, главным редактором портала Богослов.Ру протоиереем Павлом Великановым, который, к слову, ещё и отец четырех детей. Разговор получился более чем неожиданным.

Читать еще:  Остромирово евангелие: годы написания 1056-1057, история и автор повести, где хранится

Когда добро может обернуться бедой

— Отец Павел, есть ли у вас ощущение, что отношение к многодетным в России пренебрежительное и раздражительное: мол, нарожали, а теперь требуют решать их проблемы? И насколько это отношение устойчиво?

— У меня нет однозначного ответа. Лично я не сталкивался с ярко выраженным негативным отношением к многодетным. Впрочем, я могу предположить, что здесь немалая вина нас самих. Мы создаем и романтизируем культ многодетности, думая, что тем самым можем перевернуть и существенно изменить отношение к многодетности в обществе. Но многодетность – вовсе не панацея от социальных, психологических, личностных, да и духовных проблем.

На самом деле, мне чаще приходится сталкиваться с другой серьезной проблемой – когда мы однобоко продвигаем культ многодетности без всякого рассуждения, словно это неотъемлемая часть православного «Символа веры», то на выходе получаем не сознательно и свободно ставших многодетными, а вынужденно. «Романтизация» многодетности без объяснения того, что это – реальный ежедневный труд и подвиг, к которому надо подходить ответственно, с рассуждением – и не каждому это по силам – всё это плохая услуга молодожёнам. Не всякому быть монахом, не всякому – женатым, и не всякому – многодетным.

— Что вы имеете в виду?

— Это ситуация, когда, став многодетными, люди не имеют ни внутренних сил, ни материальных ресурсов, чтобы хотя бы просто детей обеспечить. Вся та романтическая пена, которая активно взбивается определенными кругами – «чем больше детей, тем легче жить!» – на самом деле далеко не всегда соответствует действительности.

Понимаете, одно дело – это материальная сторона, а другое, что гораздо сложнее и важнее – это необходимость включенности родителей в жизнь детей, возможность и способность уделять достаточно внимания своим детям.

Дети ведь хотят от родителей гораздо больше, чем мы думаем.

Если ребенок воспитывается в семье (в нормальной, любящей, обеспеченной семье), где один-два ребенка, он получает гораздо больше внимания, чем ребенок, где в семье 5-6 и больше детей, и при этом нет ни нянек, ни гувернанток, ни домработниц – дефицит внимания неизбежен.

Я уверен, что сегодня разговор о многодетности из высокого пафоса стоит переводить в плоскость более открытого и откровенного разговора о реальных сложностях, с которыми сталкиваются родители в многодетной семье.

Да, это единственно правильно, что в семье должно быть много детей. Но нужно понимать и то, что это серьезный подвиг. И к этому подвигу люди должны быть готовы. Готовы – но не вынуждены. Они чётко должны понимать, на что идут. Если раньше человек вырастал в многодетной семье и имел опыт такого уклада жизни – то сегодня большинство родителей – из семей с одним, максимум двумя детьми, а то и вообще из неполной семьи.

И если они не готовы, то делать заложниками многодетности как самих родителей, так и детей, – неправильно и нечестно.

Любая добродетель, которая стала вынужденной, рискует превратиться из добродетели в настоящую беду.

Если человек начинает жить на пределе сил и возможностей, если перестает воспринимать свою многодетность как благословение Божие, если начинает тяготиться этим, то возникает большой вопрос: а появится ли у детей, которые воспитаны в такой семье, хотя бы минимальное желание пойти по стопам своих родителей?… При том, что обязательная многодетность воспринимается именно как церковная неизбежность?

В чем мы ошибаемся

— Но есть же чадолюбивые нации, где многодетность воспринимается как достоинство, честь, норма и готовность к ней — в крови. Это итальянцы, испанцы, грузины. Грузия при этом была одной из советских республик. Только ли дело здесь в воспитании?

— Наша страна прошла через страшное горнило испытаний. Любой народ всегда четко разделен на определённые слои, которые и формируют общество как таковое. Так вот, все эти слои в нашей новейшей истории засунули в мясорубку и превратили в фарш. Из русского народа сделали фарш. Из которого можно было уже лепить что угодно.

Те же самые грузины и другие жители Кавказа и Закавказья – они не стали «фаршем» в советский период. Да, их модус существования в государстве изменился, но внутреннее расслоение, устои, как были, так и оставались в целом незыблемыми. А русский этнос по-настоящему пострадал. Поэтому, мне кажется, что кризис современной российской семьи связан с глубинным кризисом идентичности.

Вы задали вопрос: как общество относится к многодетным? А знаете, я не вижу этого общества, о котором можно было бы сказать, что оно к чему-то и как-то относится. В нашем обществе нет целостности, гомогенности, сплоченности, того, что позволило бы заявить: российское общество относится к вопросу многодетности так-то. Его – общества как целостности – просто нет.

Читать еще:  Деньги и церковь: камень преткновения духовности и богатства

Точки, вокруг которых концентрируются взгляды, внешние серьезные стимулы, вызовы – возможно, это то, что способно помочь обществу консолидироваться. Как было в ситуации с Украиной и Крымом, например, когда какие-то события стали притягивать людей друг к другу и стало появляться некое единство.

Возможно, то же самое должно произойти и здесь. А пока я вижу, что российский исламский мир гораздо здоровее в плане семейных отношений, чем то, что мы именуем российским как-бы-православным миром. Это не на уровне теоретизирования, а на уровне практики особенно хорошо видно. Однажды я летел с малолетним сыном в Минеральные Воды. Почему-то нам указали места в разных рядах. Так вот, единственный, кто без всяких разговоров и просьб вскочил и поменялся местом – был мусульманин из одной из закавказских республик. «Конечно, батюшка, о чём разговор?» Остальные – наши, родные, русские, с крестами на груди, молодые и взрослые, делали вид, что не слышат, а то и просто отшивали: «Не видите что ли, я уже сижу, и это – моё место!» Когда вы приходите в кафе, например, то видите, что мы, русские, всегда сидим обособленно, по-отдельности, а мусульмане стараются не только поприветствовать единоверцев, но и сесть рядом друг с другом. Даже если в помещение заходит какой-то новый мусульманин, он тут же органически вписывается в это сообщество, несмотря на то, что ни с кем не знаком.

Я уверен, что наша консолидация должна произойти на уровне физической боли, какого-то глубинного ощущения появившейся сродности. Если этого не будет, то дальнейший распад только продолжится. Какие бы красивые лозунги не развешивали по улицам.

Сейчас в обществе есть огромная проблема с пониманием своей идентичности. Я бы назвал это ощущением растерянности. Люди сейчас хотят не на словах, а в самой жизни почувствовать что-то другое. И когда мы говорим: вот, посмотрите на наши православные семьи, как у них всё хорошо, только потому, что они православные и многодетные… – это нечестно. Ведь на самом деле придут и посмотрят, и сделают свои выводы.

Знаете, я смотрю на наши многодетные семьи, с которыми мне приходится работать, сталкиваться на приходе, а ведь среди них очень мало тех, на которых мне хотелось бы кого-то ориентировать. Они есть – но таких – единицы.

Они исключения. Чаще приходится сталкиваться с тяжелыми во всех отношениях непростыми ситуациями, в которых объективный взгляд найдет очень много негатива и невнимательности друг к другу.

Когда дети в таких семьях достигают относительно самостоятельного возраста, уверяю вас, они просто сбегают. Одни – пускаются во все тяжкие. Другие – хоть и живут с верой в Бога, но со значительной дистанцией от Церкви как института. В храм они, конечно же, не ходят. Поэтому я убежден, что сегодня мы имеем очень серьезные проблемы именно в содержательном плане: мы предлагаем людям многодетность как единственно эффективно работающую модель внутрисемейных отношений. И – ошибаемся. Многодетность – прекрасна, но не для всех.

— Постойте, но эта агитация разве не от Церкви исходит?

— Не только. Многодетность не сделает вас счастливыми механически. Не существует никакой «волшебной магии» многодетности.

Понимаете, если вы не научились любить друг друга без детей, то оттого, что у вас появятся их шестеро, ваши отношения не перерастут в нечто большое по принципу перехода «количества в качество».

Если между людьми были серьезные проблемы изначально, если они не смогли полюбить друг друга, раскрыться друг в друге, держаться друг друга без детей или с малым количеством детей, то при появлении «магического» седьмого ребенка, как у нас некоторые говорят – «происходит полное омоложение организма женщины на клеточном уровне» … – так вот, ничего этого не произойдет и чуда не случится!

Я знаю семьи, которые распадались, имея троих, четверых, пятерых детей. При этом все эти семьи были глубокоправославными, а некоторые даже ультрацерковными.

Однако дети в таких семьях получались настоящими духовными инвалидами, которые никакого отношения к Церкви сегодня уже не имеют. Они вырастают, уходят – и всё! И то, что их еженедельно приносили к причастию, что годами они сидели в воскресных школах – все это не работает. Или, в лучшем случае, эффективность минимальная.

Потому что механически в жизни личности ничего не работает. Работает только тогда, когда человека касается искренняя заинтересованность и любовь другого. Когда он приходит и отогревается, когда видит, что его любят не на словах, а на самом деле.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector