1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

С чего начинается семейное насилие

С чего начинается семейное насилие

Ситуация однозначно зависит от конкретики. Недавно я разговаривал с одним мужчиной, который ударил свою жену первый раз в жизни и рассказывал мне об этом. Он – ветеран боевых действий, поэтому психику его точно нельзя считать идеальной. И вот они с другом выпили, причем немного. «Больше я ничего не помню – возможно, алкоголь был контрафактный», – рассказывал он мне, при этом не оправдывая себя.

Протоиерей Максим Первозванский

С утра он обнаружил, что жены и детей дома нет. Когда он стал звонить и выяснять, ему объяснили, что он пришел домой и начал бить всех, включая жену. На мой взгляд, уехав, жена повела себя абсолютно адекватно. Хочется надеяться, что она вернется, разобравшись в ситуации. И он сделает серьезные выводы.

Это одна ситуация, несистемная, ведь этот мужчина никогда не вел себя подобным образом и не отдавал себе отчет в происходящем (хотя я его нисколько не оправдываю).

Но очень часто ситуации складываются годами, и женщина принимает их. Это ни в коем случае не обвинение, но не говорить об этом тоже не следует. Где-то мужчина повел себя грубо, где-то позволил себе обозвать ее, где-то еще что-то. Это всё выясняется сначала в добрачных отношениях, потом в брачных.

Как женщина реагировала на эту грубость? Вот муж сказал, что придет через час, а пришел через три. На вопрос: «Милый, где ты был?» – слышит ответ: «Не твое дело». Что она делает в этой ситуации? Просто улыбается, говорит: «Хорошо, иди ужинай»?

Насилие или смирение

Пожалуй, одна из главных особенностей тирании именно в православных семьях — подмена понятий. Жене положено быть послушной мужу, помогать ему, не высовываться на передний план. Более того, в Священном Писании есть известные всем строки «жена да убоится мужа…», которые многие понимают буквально. Поэтому насилие, которое само по себе ужасно, под прикрытием внешнего наносного православия становится врагом скрытым, незаметным, а потому очень опасным.

Почему мы говорим именно о внешнем православии? Да потому что семья, в которой в том или ином виде процветает абьюз, никак не может быть истинно православной. Как бы ни пытались противники и враги Церкви Христовой опорочить нашу веру, цитируя вырванные из контекста отрывки из Домостроя, православие всегда учит главному — любви. А в семье, где находится место насилию, любви нет и быть не может. Даже если это все прикрыто внешней благопристойной христианской маской.

Почему же возникают такие семьи-перевертыши, где идеалы христианского брака настолько искажаются, что вместо счастья и совместного спасения несут только боль, страх и ненависть? Причины бывают разные. Люди могут просто взять ношу, непосильную себе — когда новоначальные христиане, начитавшись о великих христианских подвижниках, желают сразу же жить согласно их духовным нормам.

Читать еще:  Причастие без исповеди: можно или нет, грех ли, как и когда лучше сделать, исключения

Естественно, у них это не получится, но признать это сложно, поэтому возникает благочестивая наносная форма, за которой скрывается суровая реальность. И зачастую эта реальность прямо противоположна христианским идеалам.

Идеал христианского брака настолько высок, что доступен немногим. Единство мужа и жены в священном Таинстве брака — это та целостность, которая позволяет познать Бога и Его великую благодать. Муж с женой в православном понимании не просто близкие родственники, а две половинки единого духовно-физического организма.

Такой полноты общения между двумя людьми больше нигде нельзя достичь. Конечно, такие высоты недостижимы для каждой семьи, но это должно не расстраивать супругов, а ободрять для дальнейшего духовного роста. Ведь сколько всего прекрасного может быть еще впереди!

Но, к сожалению, для падшего греховного человека такой сложный путь духовного развития часто оказывается не по силам. Гордыня требует «всего и сразу», а сразу достичь больших высот не получается. Зато вполне получается заставить силой жену подчиняться, ткнув ее носом в Домострой или Евангелие, совершенно не учитывая, что контекст этих слов, как раз, осуждает подобное отношение. Так и появляются православные семьи-перевертыши, где буйным цветом цветут любые формы проявления тирании.

Еще один важный аспект — призыв православного человека воспитывать в себе терпение и смирение. Сколько боли, слез, побоев и увечий пытаются прикрыть этими высокими христианскими добродетелями! Тут также наблюдается явная подмена понятий — нет никакого смирения в том, что жена терпит побои или издевательства мужа. Это трусость, которая должна быть чужда верующему сердцу.

Немного статистики: около 14 000 женщин ежегодно погибают от рук мужей или других близких в семейно-бытовых ссорах и конфликтах.

Церковь за побои? Или почему РПЦ против принятия закона «о домашнем насилии»

В заявлении Патриаршей комиссии, среди прочего, было упомянуто, что положения законопроекта «противоречат общепризнанным правовым принципам разумности, справедливости и равенства», а также имеют «коррупциогенный характер», применение же закона «приведет к грубому и массовому нарушению прав граждан и семей» и создаст «условия для проявления коррупции». Кроме того, данные о количестве жертв насилия представители церкви назвали «ложью». Действительно, информация о 14 000 женщинах, каждый год умирающих в России от побоев, не соответствует действительности, что было выявлено в результате исследования ГИАЦ МВД (его попросила провести глава Совета Федерации Валентина Матвиенко для понимания ситуации при разработке законопроекта). Тем не менее невозможно закрыть глаза на цифры, приводимые реальной статистикой. По данным исследования ООН, во всем мире за 2017 год от насилия погибло около 50 000 женщин, поэтому цифры в 14 000 убитых мужьями женщин в России и смотрятся фантастически. А вот количество пострадавших от насилия в семье за 2015 год в нашей стране составило 140 670. Это почти равно половине населения Мурманска (292 000 чел. на 2019 год).

Так почему же РПЦ так противится принятию закона, общественная важность которого очевидна? Мы задали один и тот же вопрос трем экспертам разных областей, специализирующихся на проблемах православия: ученого-социолога, психолога и специалиста по связям с общественностью.

Читать еще:  Рецепты кухни Рождественский пост: постные блюда и меню на каждый день

Роман Лункин — руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН

— Я думаю, главной претензией церкви является произвольная трактовка положений данного законопроекта, расплывчатость определений, которые в нем содержатся. В итоге может получиться так, что подать жалобу, не имея на то реальной причины, может один супруг, а в итоге другого, невинного, суд лишит возможности общаться с детьми и даже приближаться к бывшим членам семьи.

Церковь, естественно, против насилия. Проблема в том, что понимать под насилием. Закон дает очень широкую трактовку, под которую можно подогнать очень многое. «Насилие» может подразумевать также не физическое, а психологическое, и как отдельно трактовать «психологическое насилие» в таком случае — вопрос. Это же касается и положения о воспитании детей. Например, ребенок живет в семье, в которой супруги имеют разное религиозное мировоззрение: один — атеист, другой — христианин. И если один из родителей будет считать, что ребенок должен поститься, то другой может подать жалобу в полицию. Органы опеки, в свою очередь, также могут воспринимать это как психологическое насилие, но является ли оно насилием на самом деле в данном случае? РПЦ скорее понимает этот закон именно с этих позиций: неизвестно, каким образом светская власть должна будет трактовать некоторые религиозные нормы.

— Почему в XXI веке государство до сих пор должно выслушивать мнение церкви перед тем, как принять закон? (Имеется в виду призыв Валентины Матвиенко общественным организациям к внесению предложений и поправок. Отдельно она отметила, что мнение Русской православной церкви ее очень интересует — прим. ред.)

— Это личное мнение главы Совета Федерации, которое, прямо скажем, не отвечает положениям Конституции: Россия все-таки светское государство. Но, с другой стороны, совсем не прислушиваться к мнению РПЦ не получится, так как это важный и сильный общественный институт, имеющий большое влияние в нашей стране.

Людмила Федоровна Ермакова — православный психолог

— РПЦ выступает против, потому что в собственных целях, например, для того, чтобы отобрать квартиру у собственника, под этот закон можно подвести все что угодно. В предлагаемом законе нет объективных критериев так называемого «психологического давления». В любой семье, особенно в молодой, неизбежны мелкие ссоры, скандалы, случаи наказания детей (поощрение и наказание – это основные принципы воспитания), невыполнение супругами своих обязанностей: от поддержания квартиры в чистоте и содержания семьи до личных отношений мужа и жены. Этот закон сделан по образцу западных стран, где как раз за любую жалобу без реальной на то причины семью могут лишить ребенка, отца, матери.

Думаю, что работать со случаями физического насилия надо в рамках существующего уголовного и административного кодексов. У нас достаточно законов, которые могут защитить человека, подвергшегося издевательствам, побоям. Новые законы только затрудняют понимание старых.

Читать еще:  Православие и усыпление животных: отношение церкви и мнение священников, тонкости и нюансы, ответы на частые и популярные вопросы, можно ли делать или нет

— По данным исследований СПбГУ, 75% подвергавшихся насилию в семье — женщины. Как закон поможет им?

— Как психолог, могу отметить, что все чаще насилию, особенно психологическому, также подвергаются мужчины. Только вчера ко мне обратился мужчина, которого бьют жена и сын. Сейчас все перевернулось с ног на голову. К сожалению, современные женщины стали жестче, агрессивнее мужчин, и зачастую именно они провоцируют мужчину на скандал, психологически давят на него, и в какой-то момент он может сорваться.

Строительство семьи всегда было и остается женским делом. Здесь не обойтись без женской мудрости, деликатности, терпения. Чтобы быть счастливой, женщина должна быть дипломатом, а не полицейским.

Александр Дягилев — председатель Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Санкт-Петербургской епархии, руководитель Санкт-Петербургского епархиального центра православного объединения «Супружеские встречи»

— РПЦ закон не понравился, скорее всего, из-за того, что его можно слишком широко трактовать. Действительно, получается, что обратиться в полицию в качестве жертвы, в том числе с корыстными целями, может каждый. А пострадать потом могут невинные. Кроме того, вызывает опасение возможность вмешательства в семейные отношения третьих лиц.

Проблема в том, что закон не доработан, он вышел слишком поспешно, без должного общественного обсуждения. Все формулировки и определения в нем должны быть четко прописаны. Церковь осуждает насилие как грех и признает, что закон необходим, но он должен быть принят обязательно в доработанном виде, когда не будет нечетких формулировок, допускающих слишком вольное толкование. Причем нужен он всем: и женщинам, и мужчинам, и детям.

«Семейный диалог»

– Что происходит во время программы «Семейный диалог»?

– На выходные мы выезжаем за город. Оплатить надо проживание и дорогу – сама программа бесплатная. Тут важно оторваться от повседневности – у нас была пара, которая призналась: впервые за 20 лет они остались вдвоём. Вот так супруги проводят жизнь в заботах, а потом оказывается, что они по душам толком не разговаривали. А взаимных обид всё больше.

– А могут ли они вообще быть вместе?

– Бывает, что они даже в одном номере жить отказываются! Программа насыщенная, за два дня – 11 встреч. Их ведут семейные пары, которые прошли через кризис в отношениях. Они делятся личными историями, чтобы простимулировать участников на их собственный диалог. Священник рассматривает тему с точки зрения библии. Супругам даются задания. Например, написать письма друг другу, или ответить на одни и те же вопросы, а потом обсудить. Говорят они в номере без свидетелей. Программа открыта для людей всех конфессий, атеистов – мы не заставляем молиться. Бывает, что кто-то уезжает разочарованным – мы благодарны этим людям за искренность и честность. Но подавляющее число пар благодарит и свидетельствует о явных переменах. Одна женщина после программы написала отзыв: «Спасибо! Я поняла: муж – тоже человек!». Добавлю: и жена – человек. Не будем забывать об этом.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector