0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Нужно ли православному подавлять эмоции

Многие начинают испытывать стыд от таких эмоций и появляется неискренность в молитвах и поступка. Как же отыскать баланс и гармонию между проявлением чувств и христианской сдержанностью?

Понятно, что христиане стремятся к подражанию Христу, но и Ему не были чужды гнев, когда он раскидывал столы менял в храме или обличал фарисеев. Мысль о подавлении эмоций приходит с неправильным понимаем понятие смирения и кротости.

Очень часто верующие слышат в свою сторону от мирян «Как ни стыдно, а еще верующий!», когда те застают его в гневе или разгаре скандала с кем-то. И вот тогда приходит мысль о том, что свои настоящий эмоции надо прятать, скрывать от мира и с виду быть приятным и смиренным всегда. Насколько это правильно?

С духовной точки зрения, это неправильная мысль. Если привести сравнение, то человек становится похожим на закрученную гайку на тугую трубу – рано или поздно резьбу сорвет и все вокруг покроется слоем содержимого трубы. Человек, который тщательно скрывает свои эмоции, особенно если они бурные, то рано или поздно он сорвется и тогда точно не сможет контролировать ни свои слов, ни действия.

Что же страшнее, один раз пресечь хамство или наорать на прохожего после легкого случайного толчка, да еще и толкнуть его? Конечно, первый вариант. А срыв обязательно произойдет, ведь внутренняя мера у людей есть, их внутренность и психика не безразмерны.

По этому поводу вспоминаются слова святителя Игнатия Брянчанинова, который рассказывал случай из жизни преподобного Пимена Великого. Он и его братья-подвижники какое-то время жили в заброшенном храме, который использовался для поклонения языческим богам. Старший из братьев Анув ежедневно бросал камни в одну из языческих статуй, а вслед за этим кланялся ей. Братья долго не могли понять, что происходит и зачем он так поступает, наконец они поинтересовались у него напрямую.

Авва Анув сказал, что делает это в качестве назидания своих братьев – когда он бросает в камни в статую, она никак на это не реагирует. Не кричит, не обижается, не кидает камни в ответ – ей все равно. Так и христианам следует быть равнодушными к тому, кто пытается разжечь ссору или оскорбить христианина. Но при этом, верующий не должен становиться камнем, и не допускать окаменения сердца. Важно не превозноситься и не сердиться.

Важно! Господь создал человека по образу Своему и, как и люди, Бог испытывает разные эмоции, которые можно прочитать в Священном Писании. Но Он не гневается без причины и не крушит все вокруг.

Многие православные на людях ведут себя почтительно и вежливо, а придя домой, бьют посуду и держат семью в страхе. Так не лучше ли научиться высказывать свои эмоции, но делать это правильно? Без лишних криков, оскорблений и унижений? Твердо, с достоинством и как есть, не скрывая ничего и не приукрашивая.

Эмоция – это вершина айсберга

Как быть с противоречием в подходах к эмоциям в православии и психологии? Для психолога нет различий в чувствах, они не делятся на положительные и отрицательные, а в православной практике мы видим идеи отсечения в себе плохого. Сходятся ли эти две позиции в какой-то точке?

– Словосочетание «положительные и отрицательные эмоции» используется обычно при бытовом употреблении. Речь в этом случает идет, как правило, о приятных и неприятных чувствах. Интересующихся темой подробнее могу адресовать к докладу Ф. Е. Василюка «Исповедь и психотерапия».

В контексте рассмотрения эмоций чаще всего возникает вопрос: что с ними делать? Можно смотреть на эмоцию как на маркёр, как на вершину айсберга, потому что любая эмоция возникает как реакция на что-то и важно услышать, о чем она говорит. То, про что она, может быть куда более интересно, в том числе и в духовном смысле. Это можно сравнить с болью, она тоже не появляется сама по себе – у тебя болит рука, потому что ты ударил или потому что тебя ударили? А может, ты случайно споткнулся? Боль как ощущение будет связана с разными ситуациями. Не знаю, насколько это корректная аналогия, но одна и та же эмоция может говорить о разных вещах.

Я могу чувствовать радость, и это, например, будет злорадство, превозношение, а могу испытывать чистую радость («Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите» – 1 Фес 5:16-18) как плод Святого Духа.

– Порой среди православных сталкиваешься с точкой зрения, что нельзя испытывать негативные эмоции: печаль, гнев, их нужно отсекать. И тогда они, видимо, уходят в психосоматику. Как таким людям объяснить идею проживания чувств?

– Что значит отсекать? Важно понимать, что само возникновение любой эмоции непроизвольно. Невозможно усилием воли заставить себя испытывать или не испытывать какую-то эмоцию. Это не значит, что мы никак не можем работать со своим эмоциональным состоянием, но приказать себе испытывать одну эмоцию и не испытывать другую невозможно. Можно придумать средства, которые помогут переключиться, что-то вспомнить, вообразить, но усилием воли подавить не получится.

Я слышала от одной католической монахини-психолога (это может быть ее частное мнение), что, если человек едет за рулем, происходит внештатная ситуация, и у него возникает вдруг вспышка гнева – это не грех. Другой вопрос, если он будет в себе это разжигать, захочет отомстить, подрезать кого-то – здесь уже появляется акт выбора и возможность совершить грех.

Поэтому не совсем понятно, что значит отсечь, специалисты по Святым Отцам подсказали бы более компетентно. Помните логику развития страсти? Прилог, сочетание, сосложение, пленение, исполнение, страсть. В первой стадии – прилога – нет греха: какой-то образ, какая-то мысль, чувство пришли ко мне, другое дело, что мы дальше с ними делаем.

В предсмертных дневниках праведного Иоанна Кронштадтского он продолжает каяться: опять прогневался на своего алтарника перед служением Литургии. Если даже у святого не получалось, как вы говорите, отсечь гнев, то что уж говорить о нас.

Как справиться с недовольством и раздражительностью? Мнение священника

В последнее время я стала замечать, что постоянно раздражаюсь. Раздражает шум соседей, музыка из проезжающих автомашин, поведение окружающих людей и многое-многое другое. Как с этим справиться? На этот вопрос ответил священнослужитель, богослов Валерий Духанин.

Или мы справимся с раздражительностью, или она справится с нами. И если мы ей уступим, то она доведёт нас до такого состояния, что мы не будем владеть собой.

Читать еще:  Церковь и книга "Мастер и Маргарита": мнение и отношение, можно ли читать или нет

Сердце теряет мир, и мы становимся неуправляемыми. А это приводит к тому, что наши силы истощаются, мы не можем трудиться, правильно общаться с ближними и рушим абсолютно все отношения: в семье, с детьми, с родителями, на работе… А причина-то находится в самом человеке.

Самое главное — это понять, что причина находится в нашем сердце. Не зря в Священном Писании написано:

«Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источники жизни».

Раздражительность, на самом деле, появляется в немирном сердце. А сердце немирное — это когда что-то происходит не по-моему. Я думал так, а они поступили иначе. Я ожидал одного, а всё пошло не так, как мне хотелось.

Происходит внутренний конфликт и выброс внутренней энергии — накопившегося недовольства в виде раздражения. А причина заключается в том, что я хочу, чтобы было по-моему. Мы не храним своего сердца от этого искушения.

А ты прими то, что тебе дано, как попущенное Господом. Господь это попустил — значит это нужно для твоего духовного преуспения.

Соседи не такие, муж не такой, правительство не такое, всё вокруг не так… Как святые отцы говорят, бесы всегда всем недовольны. И всегда стараются всем навредить.

А у человека, который стяжал благодать Святого Духа, сердце мирное, потому что благодать несёт с собой мир. Вот об этом и надо позаботиться, вот на это и надо переключиться — стяжать Божью благодать.

Как только ты чувствуешь, что к тебе подступает твоё внутреннее возмущение, которое начинается с недовольства (что-то пошло не по-моему), ты тут же переключись на молитву:

«Господи, Иисусе Христе, сыне Божий, помилуй меня, грешного».

Искренне, от сердца произнеси эту молитву и увидишь, что через непродолжительное время эта волна чувств отступит. Когда ты сможешь перебороть первый наплыв чувств, то страсть отступает в сторону.

Тут важно не упустить первый момент, когда фитиль начинает загораться. Потому что когда фитилёк дойдет до динамита, происходит взрыв. Если ты вовремя не удержал раздражение, то далее следует яростная вспышка гнева. И в гневе мы можем наломать дров.

Действительно, многие свои ошибки человек совершает в порыве гнева. Ведь гнев — это, на самом деле, состояние безумия. Когда человек не владеет собой. В Книге Притчей Соломоновых сказано:

«Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города».

К примеру, Александр Македонский, который покорил половину мира, однажды в порыве гнева убил своего друга. А потом горько оплакивал его смерть. Мы видим здесь проявление величайшей слабости, когда человек завоевал множества городов и государств, но не смог совладать с собой. Он горячо переживал о своей ошибке, в нём самом что-то сломалось. Он не так долго прожил после этого.

Наша главная задача — овладение самим собой. А в этом помогает не просто терпение, а долготерпение. Как объясняет преподобный Ефрем Сирин, долготерпеливый не трогается пустыми речами. Кто-то что-то нам сказал, мы испытываем оскорбление, и тут же начинаем разгораться.

Нужно понять, что ничего страшного от чужих речей не происходит. Главное — сохранить сердце спокойным. В этот момент всем сердцем нужно обратиться к Богу. А когда ты вместе с Господом, то Господь твои скорби будет принимать, как свои собственные. Господь пострадал на кресте за нас всех, Он взял на себя все тяготы мира.

Когда ты вместе с Господом, всякая твоя скорбь — она же и скорбь Господа. Он их принимает на себя, поэтому тебе становится легче. Самое главное — будь вместе с Господом в своём сердце.

Итак, очень важно отслеживать первый момент, когда к тебе подступает возмущение или недовольство. Лучше даже перестать говорить, а начать читать про себя молитву. И может получиться так, что окружающая атмосфера поменяется.

Когда что-то происходит не по нашему, надо это принять как то, что Господь через это врачует нашу гордость. И, когда уходит гордыня, и появляется смирение (мир), то такая душа обретает благодать Святого Духа. А душа, стяжавшая благодать Святого Духа, это самая счастливая душа на свете.

Поэтому становится не важно, кто и что говорит, кто и как с тобой поступил. Наоборот, ты даже готов проникнуться жалостью и состраданием к этому человеку. Ты о нём помолись. И такая молитва от чистого сердца умиротворяет и наше сердце, и сердце обидчика. И через это мы и можем как раз преодолеть свою раздражительность.

Эта ситуация, когда мы начинаем закипать от негодования, показывает: с кем мы? С духами злобы или с Господом, который милосерден и чист.

Друзья, если было полезно, ставьте палец вверх. Подписывайтесь на канал. Будет над чем подумать! Все статьи канала здесь смотри в себя.

Нужно ли христианину подавлять эмоции? Игумен Нектарий (Морозов)

«Я христианин – я не могу позволить себе чувствовать это», – так рассуждают многие, ощущая в своей душе те или иные негативные эмоции. Между тем в популярной психологической литературе очень часто можно встретить утверждение: гнев, обиду, зависть, как и любые другие чувства, нужно обязательно «проживать», иначе не миновать психосоматических болезней. Так что же в итоге правильно? И как христианину не превратиться в «скороварку», у которой из-за внутреннего давления пара может просто вылететь крышка? Как найти гармонию между проявлением чувств и сдержанностью?

«Молчи, молчи, молчи. »?

Мысль о том, что христианин должен подавлять в себе все человеческие чувства, – распространенное заблуждение, и мне с ним приходится встречаться довольно часто. С духовной точки зрения это путь неправильный. Это всё равно что закручивать гайку все крепче и крепче и в конце концов сорвать резьбу – болт после этого будет уже ни к чему не пригоден. Так же и с человеком: помимо того, что, поступая подобным образом, он рано или поздно просто сорвется и от этого будет плохо и ему самому, и окружающим, это еще и весьма опасные эксперименты с психикой. А в том, что срыв будет, можно не сомневаться: человек такое существо, что он не может не испытывать эмоций, и если мы отказываем себе в этом, то начинаем приближаться к внутреннему пределу, за которым с силой сжатая пружина обязательно распрямится.

Что говорит об эмоциях святоотеческое учение? Пожалуй, первое и самое наглядное, что вспоминается, – пример, описанный в «Отечнике» святителя Игнатия (Брянчанинова): случай из жизни преподобного Пимена Великого и его братьев. Известно, что им, подвижникам, пришлось одно время жить в заброшенном языческом храме, и авва Анув – старший из братьев – каждый день приходил к статуе, которая в этом храме стояла. Сначала он кидал в нее камни, а потом кланялся ей. Братья, конечно, были в недоумении: как может христианин преклонять голову перед идолом! – и в конце концов решились на разговор. Авва Анув пояснил, что делает всё это для их назидания: ведь можно было увидеть, что, ни когда он кидал камни в лицо статуи, ни когда перед ней склонялся, она не смущалась, не сердилась, не превозносилась над ним. Так следует поступать и людям, чтобы иметь мир между собою.

Читать еще:  Башмачок Спиридона Тримифунтского: где находится и о чем просят, история мощей

Однако это назидание вовсе не значит, что христианин должен превратиться в каменную статую и сердце его тоже должно стать каменным. Очень важно понять, что, и приняв такую установку поведения, люди не становились бесчувственными. И тот же авва Анув, когда один из его младших братьев устроил драку, живо, как мы можем увидеть, всё это переживал. Однако наше устроение и отношение к жизни подчас таково, что «не превозноситься и не сердиться» мы воспринимаем как «не ощущать ничего вообще». Это плоский и неверный подход – перед христианином стоит совершенно другая задача.

Необходима внутренняя работа – осознание, что в тебе самом вступило в противоречие с Евангелием.

Что же важно? Важно бывает не выпустить из себя эмоцию в конкретный момент, не дать ей превратиться в стихию, которая в жизни человека наломает дров и его самого опустошит. Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что, когда человеку очень хочется проявить, допустим, свою злость, он должен по крайней мере не дать ей выразиться словесно – оградить свои уста молчанием. Но дальше – и это важнейший момент – с этой эмоцией нужно обязательно разбираться. Что это за злость, каков ее источник, почему она именно в этот момент возникла? Человек должен понять, что в его образе жизни настолько не так, что появилось такое греховное чувство. И эта внутренняя работа – осознание, что в тебе самом вступило в противоречие с Евангелием, покаяние, исправление, возвращение к Богу – может любое негативное чувство демонтировать до основания. Не сжать, чтобы оно стало незаметным или вовсе невидимым, а сделать так, чтобы его просто не было. Одними лишь своими силами человек этого сделать не сможет, но Господь помогает в этом. Поэтому перед неверующим человеком может стоять дилемма: выплеснуть негатив или загнать его внутрь себя – а у христианина ее нет, у него есть третий путь.

Не надо постоянно твердить себе: «Молчи, молчи, молчи. » Так можно вести себя с животным, чтобы выработать у него условный рефлекс. Но человек – существо другого порядка. И с человеком это не сработает – должен совершаться внутренний труд, который упраздняет недолжные, греховные чувства.

«Кто долго смеется, потом будет плакать»?

Не стоит забывать о чувстве радости, чувстве благодарности, чувстве умиления.

Но наряду со столь частыми среди верующих людей попытками задавить в себе любые эмоции, тревожит и другое. Человек, спрашивая, что же ему делать со своими чувствами, видит перед собой только чувства злые и словно напрочь забывает о том, что есть чувство радости и чувство благодарности, чувство умиления и чувство долга… И это яркое свидетельство того, как мало места занимают эти чувства в жизни многих христиан, как мало им уделяется внимания. А между тем добрые чувства, конечно, не нужно в себе ни зажимать, ни заменять чем-то рациональным – они должны быть живыми, спонтанными. Другое дело, что в выражении этих чувств нужно быть воспитанным, деликатным. И наверное, можно сказать о том, что в целом в своей эмоциональной сфере нужно поддерживать определенный баланс – тогда любое выражение наших эмоций будет сбалансированным, а не выходящим за все возможные рамки.

А для начала, выражая эмоции, пусть даже радостные и благие, нужно стараться сохранять внутреннее внимание. Есть такая поговорка: «Кто долго смеется, потом будет плакать». Вроде чудная она, но есть в ней между тем вполне здравый смысл: смеется человек, смеется – и налетает с размаху на фонарный столб, потому что, смеясь, перестал совершенно следить за тем, куда он идет. И это наиболее наглядный, вещественный и вместе с тем аллегорический пример того, что может произойти с человеком, который целиком погрузился в свои эмоции.

Точно так же нужно находить баланс в оценке любой ситуации – чтобы, с одной стороны, эмоция нас не зацепила и не увлекла в страсть, а с другой стороны, наша сдержанность не превратилась в отстраненность. И это та золотая середина, которую можно обрести только опытным путем, индивидуально: у всех нас разное чувство равновесия, и каждым человеком это равновесие обретается через собственные ошибки. Это все равно что научиться ходить по канату: нужно ощутить свой центр тяжести, ощутить, куда тебя чаще ведет – влево или вправо, и постепенно вероятность не слететь с этого каната и пройти требуемый отрезок будет увеличиваться.

Сменить угол зрения

Выражай свои чувства не ради самого себя, а чтобы другому человеку с тобой было хорошо.

И еще один вопрос люди, порой уже побывав у психолога, задают священнику. Как начать выражать свои чувства, если окружающие нас люди к этому не привыкли? Здесь суть, наверное, даже не в возможном ответе, а в том, почему этот вопрос у человека возникает, почему это для него становится проблемой. Как правило – потому, что где-то прочитав или от кого-то услышав, что своим чувствованиям в отношениях с людьми надо давать свободу, он начинает эти чувства «причинять» другим – может быть, и по-доброму, но не к месту и очень уж неуклюже. И священник может дать здесь только один простой, но, как показывает практика, действенный совет: пока человек пытается научиться выражать свои чувства ради самого себя, он будет совершать глупейшие поступки, – но стоит сменить угол зрения и делать что-то не «для того, чтобы стать другим», а чтобы другому человеку с нами было хорошо, и понимание уместности, и нужные формы выражения начинают к нам приходить сами. Важно лишь не забывать наполнять эти чувства добром и беречь как дар.

Как поступать с сильными эмоциями? Мнение священника

Грех, страсть, аффект – есть ли между ними разница и к кому обращаться за помощью, если мы не можем совладать со своими сильными эмоциями? Комментарий священника Петра Коломейцева.

«Грех, по учению церкви, – это ошибка или промах, а вовсе не преступление, как думают некоторые. К погибели человека приводит не сам грех, а болезнь души, ее поврежденность, которая является источником всех грехов. В православной терминологии эти смертоносные болезни именуются губительными страстями.

Восемь страстей

Евагрий Понтийский впервые дал определение восьми основным страстям: Чревоугодие, Блуд, Сребролюбие (страсти плоти). Гнев, Печаль, Уныние (душевные страсти). Тщеславие, Гордыня (духовные страсти).

Святой Иоанн Кассиан Римлянин описывает три вида гнева: внутренний гнев, внешний – в словах и рукоприкладстве, и злопамятство; два вида печали: по потерям и несбывшимся мечтам, из-за опасений, страхов и многих забот; и два вида уныния: апатия и отчаяние. Одно гонит в сон, а другое – из келии. В страстях духовных он отмечает два вида тщеславия: плотскими преимуществами и духовными заслугами; и два вида гордости: плотская надменность и духовное превозношение, которая гибельнее всех остальных страстей, поскольку подстерегает преуспевших в подвиге борьбы со страстями.

Cтрасти появляются не сразу, а постепенно. Вначале появляется некая греховная мысль, предложение греха с намеком на какую-то сладость, обещание удовольствия. Святые отцы называют это «прилогом», то есть тем, что желает присоединиться к нам, войти в нашу жизнь. Можно сказать, что человек не властен над появлением прилога, а потому эта стадия, стадия возникновения искушения, сама по себе еще безгрешна. Подобно этому и сильные эмоции, которые внезапно овладевают человеком, имеют полное право на свое возникновение. «Мы не в силах запретить птицам летать над нашими головами, но в нашей полной власти запретить им свить гнездо на нашей голове, и уж тем более, высидеть там птенцов», – так писал один из учителей церкви. Поэтому гораздо важнее то, что человек сделает с этими эмоциями и как он поступит под их влиянием. Мы начинаем разбираться, точно ли это хорошее предложение или же это все-таки приглашение ко греху, и спорим с ним, и осуждаем его – то есть мы вступаем во вторую стадию, борьбы с помыслом, и все еще может закончиться победой над помыслом.

Читать еще:  Почему не отмечают 40 лет: отмечают или нет, отношение в православии

Читайте также

  • Линор Горалик: «Наше детство — это история отказа от соблазнов»

Третья стадия является переломной. Увлекшись полемикой с помыслом, можно представлять себя в качестве действующего лица, побеждающего данный грех, и не заметить, как произойдет увлечение этим помыслом, сладостное мечтание о запретной ситуации, смакование возможных подробностей… Затем последует четвертая стадия, «пленения», то есть сильного увлечения прилогом, который становится для человека страстью, когда он теряет контроль над ним. Это приводит к окончательной зависимости человека, к потере контроля над своими поступками, к одержимости, когда грех сам властвует над человеком и над его жизнью.

Леонид Виноградов «О страстях и искушениях. Ответы православных психологов»

Что общего у чревоугодия и булимии, уныния и депрессии? А печаль и тревожность – это одно и то же? Святые отцы говорят о том, что страсти — это не преступление, а недуг, болезнь. Психологи видят за ними психологические проблемы, которые нуждаются в терапии. Психологи Наталия Инина, Денис Новиков, Борис Воскресенский, Татьяна Гаврилова и другие размышляют о гордости, гневе, тщеславии и их психологических причинах. (Никея, 2016)

Мудрее поступает тот, кто уже на первой стадии внимателен к искушению, потому что с каждой последующей стадией борьба со страстью становится все труднее. Современный человек обычно молниеносно проскакивает первые стадии, обнаруживая себя уже глубоко погрязшим в нехорошие мечтания и желания, или совершая некрасивые поступки, которые на самом деле он вовсе не хочет совершать.

Читайте также

  • 30 жизненных принципов Махатмы Ганди

Борьбу со страстями надо начинать с любимой, то есть наибольшей, но нередко бывает, что осознания греха и осуждения его еще недостаточно для победы над грехами. Дело в том, что каждая страсть, укореняясь в человеке, связывается со многими другими, жизненно важными для человека вещами. Распутать этот клубок способен психолог. Благодать Божия вытесняет страсть, а психологическая помощь находит те травмы, которые эта страсть обслуживала. Зачастую наши зависимости есть не что иное, как своеобразная анестезия, анальгетик, который приглушает душевную боль, никогда ее не вылечивая. Эта боль иногда оказывается вытесненной, и ее принято называть «психологической травмой». Особенно часто такие травмы человек получает в детстве, а последствия их сказываются в зрелом возрасте. Корни алкогольной или наркотической зависимости лежат не в дурном характере или в генах, а в неуврачеванных травмах. С помощью психолога человек может обнаружить в себе те слабые места, за которые цепляется завладевшая им страсть. Так, не подменяя друг друга, священник и психолог помогают человеку встать на путь духовного здоровья.»

Петр Коломейцев, священник, психолог, сурдопедагог, соучредитель Центра реабилитации детей-инвалидов ДЭЦ «Живая Нить» и духовник Образовательного центра равных возможностей для детей-сирот «ВВЕРХ».

Священник или психолог?

Часто люди, которые нуждаются в психологической помощи, идут в церковь.Однако задачи психолога и священника различны.

Одной из задач практического психолога является работа с внутренними переживаниями, конфликтами человека. Цель работы с клиентом помочь человеку разрешить эти конфликты, помочь посмотреть на проблемы с других сторон, научить его самому справляться с ними. Внутренний конфликт предполагает наличие взаимоисключающих душевных движений. Например, человек одновременно хочет быть лидером, и быть незаметным в толпе, или хочет общаться, но боится идти на контакт с людьми, не проявляет инициативы. Такие внутренние конфликты могут касаться различных потребностей душевной жизни: лидерства и ведомости, безопасности и риска, в привязанности и свободы. Когда такие разноплановые силы начинают действовать, человек начинает испытывать стресс, депрессию. Смысл профессиональной психологической помощи не ограничивается временным облегчением состояния клиента, а подразумевает помощь человеку в собственной оценке сложных жизненных обстоятельств и самостоятельном выборе им стратегии решения его психологических трудностей, в расширении его психологических возможностей за счет повышения самоуважения и самопринятия, повышения уважения и принятия им других людей. Если клиент психологически готов, то психолог может помочь ему выявить происхождение его психологических проблем., поможет убедиться в неадекватности используемых им невротических способов взаимодействия с окружающими. Психолог может дать возможность приобрести навыки не манипулятивного общения, которое, в свою очередь, позволит клиенту в дальнейшем строить действительно здоровые взаимоотношения с самим собой и с другими людьми. Работа с психологом может помочь клиенту более эффективно использовать собственные психологические ресурсы, сделать свою жизнь счастливее. Специфика профессиональной психологической помощи состоит в ее добровольном характере, в активном участии самого клиента в работе с психологом. В своей работе психолог использует логику, внушение, подсказки. Но психолог не занимается вопросами нравственности, психотерапия не дает клиенту нравственные ориентиры.

Цель священника — показать, что есть сила Божья, и что она всегда рядом с человеком. Священник является проводником между «земным» и божественным. Часто они приходят в церковь, чтобы поговорить со священником, получить совет, «облегчить душу». Священник может оказать психологическую поддержку, выслушать человека, посочувствовать, сопереживать. В этом есть психотерапевтический эффект. Но это все, что может сделать священник. Чтобы говорить о процессах, связанных с коррекцией отношений, о внутриличностных конфликтах человека, требуется понимание и знание динамики психических процессов. Священник не может эффективно помочь, например, в решении семейных проблем, так как для этого необходимо понимать причину конфликта внутри семьи, а эту причину бывает очень трудно найти. При этом важно, чтобы человек захотел разбираться с этой причиной и работать над ней.

В религиозной культуре базовым моментом является признание собственной греховности. Здесь все строится на признании греха. Церковь говорит, что человек греховен и обречён совершать плохие поступки. Чувство вины, страдание, покаяние – чувства, которые должен испытывать человек, приходящий в церковь. Священник чаще всего навязывает человеку определенный образ жизни, часто изнурительное и тяжелое поведение. Такой прием можно было бы назвать в психологии «переключение внимания». Например, человека, находящегося в состоянии депрессии, священник загружает религиозными предписаниями, и человек их добровольно на себя принимает. Он начинает вычитывать молитвы, соблюдать посты и уходит от острого конфликта, т.е. переключает внимание на что-то другое. Но человек, прожив в таком состоянии несколько месяцев, начинает понимать, что ему это не помогает. В этом случае возвращение депрессии неизбежно, и чувство вины становится все сильнее.

Исходя из вышесказанного, можно сказать, что цели священника и психолога различны. Можно сказать, что психолог рассматривается священниками как конкурент. Конечно, верующий человек (в самом общем понимании этого слова) пойдет за помощью к священнику, но, очевидно, разрешить свои внутренние конфликты в церкви не сможет.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector