0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

МОЙ СПОСОБ ПРОВЕРКИ ПРАВОСЛАВИЯ НА ИСТИННОСТЬ

МОЙ СПОСОБ ПРОВЕРКИ ПРАВОСЛАВИЯ НА ИСТИННОСТЬ

Каждая религия мира утверждает, что истинна лишь она одна, а все остальные — заблуждаются. Ну вот как не впасть в сомнения и не начать отрицать религии вообще, раз «все они настаивают на своей правоте». Не могут же они быть правы «все и сразу»? Не могут. Значит, кто-то не прав. Либо неправы вообще все. Так как узнать истину? Как обрести истинную веру? Я предлагаю вам вполне работающий способ анализа истинности любой веры.

Мой метод очень прост.

Давайте предположим, что мы должны сравнить между собой на «истинность» буддизм, православное христианство, протестантизм (евангельские христиане), и родноверие (веру в славянских богов), а также воинствующий атеизм (атеизм спокойный и равнодушный в статье не рассматривается).

Главным критерием хорошей (по моему мнению и согласно моему способу) религии должна быть удовлетворенность ее адепта и готовность «остаться с ней наедине». Если человек нашел веру, нашел в этой вере Бога, нашел смысл жизни, он автоматически должен приобрести некий внутренний покой «нашедшего». Что это за вера, под влиянием которой человек выглядит как потерявший кошелек и всех дергает? Вера, которая «работает», неизбежно должна порождать у человека состояние «мой поиск окончен, я нашел, что искал».

Если некто встретил женщину своей мечты, он больше не ищет. Он наслаждается счастьем. И готов «остаться с ней наедине». Если некто купил хорошую машину, он доволен и не меняет ее, пока не выйдет машина лучше. Меняют вещи, партнеров, место жительства и вообще ведут себя беспокойно только те, кто «не удовлетворен текущим вариантом».

Как же выглядит удовлетворенный своей религией верующий? Ну, человек обрел идею. И эта идея должна захватить его полностью. Ведь любая вера предлагает нечто экстраординарное. И если человек поверил в это на самом деле, до других ли ему будет? Человек нашел истину, попробовал ее на вкус, и теперь у него есть мечта, неким образом примиряющая его с этим миром, ведь любая религия ведет человека за пределы этого мира.

Следовательно, более истинна та вера, последователи которой наименее любят «навязывать себя». Те, которые «нашли и затихли». Вот нашел ребенок себе игрушку, увлекся ей и играет. Она его увлекает, ему с ней комфортно, интересно, есть глубина, есть сюжет. Но если спустя пять минут ребенок начинает теребить маму, а игрушка валяется рядом, есть основание предположить, что игрушка (а в нашем случае вера) человека не увлекла. Значит, игрушка «так себе». Глубины либо нет, либо она не была прочувствована. Не зацепило внутреннее содержание.

Начнем с воинствующего атеизма.

Почему так много воинствующих атеистов? Атеисты говорят, мол, «наука — это здорово, наука — это интересно». И? Зачем они воюют с верующими? Люди всегда делают то, что им интересно. И видно, что воинствующим атеистам интересно воевать, причем с православными. Атеистам не интересно «остаться наедине» со своим атеизмом и они активно навязывают себя православным, троллят.

Им не интересно заниматься наукой (о которой они столько говорят, но которой занимаются очень мало). Им интересно ругаться. Их мировоззрение не увлекло их и от скуки и бесцельности бытия они ругаются на других. Если бы каждый воинствующий атеист занимался наукой, у нас в стране было бы второе Токио. И? Где оно? Просто посмотрите на кол-во подписчиков в атеистических пабликах. Там по миллиону. Можно подумать, что там сидит миллион ученых. И вот с такой армией «ну как бы людей за науку» мы по прежнему сидим на импортных лекарствах и микропроцессорах.

Продолжим с родноверием (славянским язычеством).

Аналогично. Люди приходят в родноверие, и все, чем занимаются — это троллят христианство. Этому посвящено 70% всего времени родновера. Вот обрел некто свою языческую веру. Ну, казалось бы, сиди ты тихо. Радуйся жизни, раз вера «такая замечательная». Останься со своей верой наедине. Живи «по правде», «славь правь» и т.д Но нет. Нет в жизни удовлетворения и игрушка родноверия лежит отброшенная, а «человек вновь теребит мамку за юбку». Не сработало. Не зацепило. Жизнь не стала наполненным сосудом, когда больше не надо искать. В жизни стало много троллинга и ненависти (и вновь почему-то к православным христианам).

Переходим к протестантам.

Это евангельские христиане. И можно было бы сказать, что они уже вполне довольны собой. При первом взгляде это так. Но более внимательный взгляд выдает, что не все так просто. Евангельские христиане очень сильно заняты проповедью и миссионерством. Они не готовы «остаться наедине».

По моей модели, это один из признаков «тесноты внутри своей веры». Это как в сетевой компании, когда большей частью своего времени нужно вербовать новых агентов, «подписывать и подписывать». Применив полюбившуюся метафору с игрушкой и ребенком можно с удивлением увидеть, что ребенок не играет с игрушкой, а пытается ее продать другому мальчику.

И тем не менее видно, что согласно моей модели, они уже нашли для себя нечто более ценное, что пустота атеизма или националистически ориентированное родноверие. В протестантизме уже есть «признаки удовлетворенности». Нет агрессии и бросания на других людей. То есть, в целом, христианство даже этой модели уже наполняет человека. Но некая неудовлетворенность все-же присутствует и она находит выход в «жажде проповедовать». Можно было бы со мной поспорить, но лично мне кажется, что если ты любишь свою жену, ты не будешь ее пытаться рекламировать каждому встречному. Ты ее нашел и счастлив. То есть, неготовность «остаться наедине со своей верой» лично для меня делает протестантизм не вполне верной формой христианства. Хотя и допускаю разномыслие в этом вопросе.

Перейдем к буддизму.

Очень ненавязчивая религия. И, можно было бы сказать, что она практически на первом месте по моим критериям. Адепты буддизма в настоящее время (прошлое не беру) спокойны, свою веру не навязывают, в чужой вере врагов не видят и выглядят как «нашедшие то, что искали». У буддистов есть монашество, а это и есть готовность «остаться наедине со своей верой». Вот только есть одно «но».

Во первых, буддизм этнически завязан на лиц монголоидной расы и особой ментальности. Азиаты бесстрастны внешне и это находит отражение в философии буддизма. Не факт, что буддист-русский будет буддистом в той же степени, что и житель Непала.

Во вторых, буддизм неким образом вообще не религия, ибо отрицает реальность этого мира вообще. При всей своей бесстрастной привлекательности, буддизм не предлагает людям Бога. Он предлагает эмоциональное небытие. Не буду отрицать, что на это может быть спрос. Но можно ли назвать это религией? И, как следствие, можно ли вообще включать буддизм в чемпионскую лигу религий с борьбой за первое место?

Православие — самая критикуемая религия за то, что «не проповедует». Миссионерство очень слабо развито. Доказательства? Легко. Посмотрите по Википедии, сколько в мире католиков, сколько протестантов, и сколько православных. Православные в меньшинстве, так как не ходили с проповедью по странам.

Сейчас ситуация несколько меняется, но встретить на улице проповедника-православного практически невозможно. Встреченный проповедник будет из протестантских церквей и сект.

Читать еще:  Православие и гадание: отношение церкви и мнение священников к гаданиям на таро и на Святки, тонкости и нюансы, ответы на частые и популярные вопросы, грех или нет

Центр православия — монашество. Это и есть готовность «остаться наедине со своей верой», то есть, уйти с ней в леса, в пещеры, в пустыню, где тебя никто не видит. Самые великие православные святые — это монахи. Да и вообще, православный человек — наименее навязывает себя. Он верит и верит. Ему никто не нужен, он стал самодостаточен. По самодостаточности православного можно в принципе судить о глубине его веры.

Тут мне легко привести возражение.

Как, мол. «Вон, православные в последнее время стали ну очень агрессивны. Громят всякие там выставки, шумят, кричат, борются не понятно с кем и чем». Согласно предлагаемой мной схеме те, кто громят и кричат, просто не следуют должным образом постулатам православной веры, используя ее лишь как площадку для реализации собственных амбиций. Причем они имеют право жить как хотят и приведены в данной статье лишь как аргумент, что «православие в массе своей вовсе не такое».

Правильная вера просто неизбежно должна порождать «готовность быть со своей верой наедине» и «удовлетворенность». Человек должен как бы «затихнуть», уйти в найденный сундук с сокровищами с головой и перебирать драгоценные камни найденной истины. Если человек отвлекается от сундука, вертит головой по сторонам, всех учит, «лечит», с кем-то борется — это неизбежно выдает его низкий интерес к самой жизни по вере. Значит, в его сундуке не роскошные камни, а непонятные стекляшки. Просто посмотрите внимательно на человека, который считает крупную пачку денег. Он впился в нее глазами, и внимательно занимается процессом. Истинная вера еще дороже денег. И нашедший именно истину забывает про все остальное.

Православные бабушки и белые платочки по улицам не ходят. Они верят «тихо». Большинство православных верующих, которые нашли Бога на самом деле — верят тихо. Силуан Афонский сказал «Когда душа в Боге, то мир забыт совсем, и душа созерцает Бога».

Правильный Бог у тех, кто «верит тихо».

Истинный православный не помешан на проповеди и миссионерстве, правильный православный удовлетворен своей верой и ему нет дела до взглядов других людей, и он уходит в тайны своей веры с головой. Истинный православный не спорит с атеистами и лицами другой веры. Истинный православный, обретя Бога и наполнив им душу, готов помогать каждому вокруг. Человек становится теплым.

Это просто объяснить. Про Христа сказано, что он «трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит», то есть, наполнен внутренней тишиной и смирен сердцем. Чем ближе человек к истинному Богу, тем в большей степени он становится таким-же.

Ну а проверить любую веру легко. Надо судить не по интернету, не по демотиваторам, не по шумным медийным лицам. Достаточно просто походить в храм той веры, которую вы хотите проверить на истинность. И если люди в том храме, куда вы ходите, живут тихо, удовлетворенно, довольны своей верой и «готовы остаться с ней наедине» — это и есть признак того, что «данная вера вполне доброкачественная».

Есть ли доказательства истинности православия?

В мире существует много религий. В каждой из них имеются люди, которые искренне уверенны в истинности своей религии. Если взять за постулат, что православная религия истинна, это автоматически означает, что большинство всех остальных религий – ложь, а некоторые религии – просто сатанизм! И самый правильный путь, быстрее бежать креститься. Но для этого нужны неоспоримые доказательства, что православие – истина. И из этого вытекает вопрос: существуют ли эти доказательства?

На вопрос отвечает протоиерей Константин Пархоменко.

Я не дерзну назвать ни одну религию, которая учит о Боге, сатанинской. Есть сатанинские направления, но это уже совершенно отдельная песня. Эти религии – богоненавестнические, тоталитарные секты, коммерческие предприятия, которые были созданы, чтобы манипулировать сознанием людей и получать денежки от них.

А вообще, ни одну традиционную религию, учащую о Господе, я не назову бесовской или сатанинской. Скажу так, что эти религии – плод человеческих исканий.

В чем отличие христианства от других религий. Все другие религии: индуизм, ислам, буддизм, другие религии, – это попытка человеческого ума, человеческой души, духа, постичь тайну Бога. Мы не можем познать Бога, доказать физически, химически. Может быть Господь нам даст подсказки. Вот сейчас ученные говорят о многомерности вселенной, о каких-то других интересных вещах. Физики обсуждают такое понятие как антропный принцип – как будто разумный принцип стоит за нашим космосом, как будто наш космос сотворен каким-то бесконечно премудрым создателем. Мы их не касаемся.

Но мы все равно внутри чувствуем Бога. Мы понимаем, что человек – не животное. Мы можем говорить, что человек произошел от животного. Но человек не сводим с животным. Человек – это нечто другое, не земное, иноприродное. Библия описывает, что человек есть образ Божий, похож на Бога. Подобное стремится к подобному, мы чувствуем свою похожесть на Бога. Т.е. человек внутренне чувствует истинность того факта, что есть Бог тот потусторонний мир, и человек пытается описать объяснить себе это. Он пытается нащупать свой путь к Богу. Все религиозные искания – это искания религиозного духа. Это поиск человеком Бога.

Христианство принципиально другое. Это не человеческое искание, это откровение Божие. Христианство о том, что Бог сходит к человеку. Бог говорит: вы искали, и в чем-то не ошиблись, а в чем-то ошиблись. Вы молодцы, что искали, но Я вам принес последнюю и абсолютную истинную весть о Боге.

У отца Александра Меня есть замечательная проповедь. Это последняя проповедь-лекция отца Александра накануне своей гибели, называется она «Христианство». Прочитайте ее. В ней говорится, что христианство поразительным образом являет нам лучшее, что было в других религиях. Скажем, ислам учит о единстве Боге, и христианство так учит, что Бог един. Индуизм говорит о многобожии, т.е. транслирует какое-то человеческое представление о том, что Бог не сводим к одной вечности. Бог Один, – говорят христиане, – но Он троичен в лицах. Буддизм говорит о том, что Бог везде в каждой точке мироздания. И христианство говорит, что Бог своими Божественными энергиями присутствует везде. Вот эти человеческие попытки имеют что-то истинное. В каждой из этих религий сверкнула истина. Потому что в основе этого лежит истинная попытка человеческой души, разума постичь Бога и потусторонний мир. Но это все дилетантские, человеческие попытки.

Читать еще:  Пути Господни Неисповедимы: смысл и значение фразы,трактовка, история и происхождение

А христианство – это высшее откровение Бога. Другой вопрос верим ли мы в это или не верим. Кто не верит, я ничего не могу им сказать. Если человек, мусульманин или иудей, беспристрастно изучит, как возникло христианство, то он убедится, что это не человеческий конструкт. А в основе этого лежит божественное Откровение, которое пришло к нам в Иисусе Христе. Он жил с нами, а то, что Он от Бога было доказано необычным путем – крестной смертью и воскресением из мертвых, которое явилось просто революцией, изменив совершенно мир.

Если мы возьмем другие религии – буддизм, ислам, то видим искреннего человек пророка Мухаммеда или Будду, они размышляли, думали и создали эту систему. Так же и другие. Но эти люди других религий не воскресали. Истинность христианства доказывается воскрешением Христа. А было ли это, вы скажете? Рекомендую почитать тем, кто не верит книгу Николаса Томаса Райта, «Воскресение Сына Божия», в котором безусловно доказывается реальность воскрешение Христова.

Все остальные человеческие поиски не объявляются сатанинскими, ложными, они просто человеческие попытки, а христианство – это не человеческое, а Божественное откровение.

А почему именно православие, а не католичество или протестантство. Потому что всякий человек, объективно и беспристрастно изучающий христианство, согласится с тем, что именно православие является преемницей апостольской веры. Православие – это та традиция от Христа и от апостолов, которая дошла до наших дней. Православие ничего не изменила в вере, переданной нам апостолами и святыми отцами. Мы ничего не изменили. А католичество пошло на изменения. Каждый год католические богословы принимают православие. Настоящие крупные богословы приходят к мысли, что да, католичество – это видоизмененная версия апостольского христианства. Значит нужно возвратиться к оригиналу. О протестантизме говорить нечего. Она возникла от протеста к католичеству. Много направлений протестантизма, все они изменяют каким-то основным параметрам апостольской церкви.

Мы называем себя единой апостольской церковью. Православная церковь, несмотря на недостатки членов церкви, несмотря на то, что мы, обладая этой истиной, унижаем её, валяем в грязи, – несмотря на всё это – сохранила эту веру неповрежденной. А в чем важность хранение неповрежденной веры? Святые отцы говорили, что православная вера утверждает и полноценную мистическую жизнь, благодаря сохраненной истиной вере у нас самая верная дорога к Господу, дорога к достижению человека святости, очищению души от страстей, богоуподоблению, которое является задачей каждого христианина. Христианский путь – это прямой отмеченный флажками путь человека в Царство Небесное. В католичестве, в протестантизме с этим есть проблемы. Их религию назвать полноценным истинным апостольским христианством сложно.

Почему люди не верят в Иисуса Христа?

Почему люди не принимают Иисуса как Господа и Спасителя? По многим причинам. Сколько людей, столько и причин. Незнание доказательств о Христианстве — лишь одна из них. Это может быть из-за грешных сердец. Из-за испорченных умов. Из-за страха гонений. Из-за нежелания оставлять свои традиции. Из-за того, как сказал Апостол Павел, что они хотят служить рукотворным вещам, а не Творцу (Римлянам 1:25). Они сознательно решили не верить и попирать истину своей неправедностью (Римлянам 1:18). Есть много причин. Посмотрите на тех, кто лично видел воскрешения Лазаря из мертвых (Иоанна 11 глава). Некоторые из них поверили (логичная реакция), но другие решили убить его! Почему? Разве доказательства были недостаточно сильными? НЕТ. Они боялись потерять свое политическое влияние и власть. Есть много причин, почему люди не становятся христианами, но недостаток доказательств — не одна из них!

Нельзя строить свою веру или неверие на чужих убеждениях. Если некоторые люди не верят во что-то, то это плохое основание для отказа от веры. Из-за людей, считающих Землю плоской, вы ведь не начинаете верить в это? Доказательства Христианства не сфабрикованы, вы можете найти массу статей о них на этом сайте.

НАУЧИТЬСЯ ОТ НЕЕ ИСТИННОЙ ВЕРЕ

Приблизительное время чтения: 7 мин.

В чине Крещения у новокрещаемого спрашивают — зачем ты приходишь ко Святой Церкви? — «научиться от нее истинной вере» — отвечает он. Слова «истинная вера» в наши дни для многих звучат как-то царапающе. «Вы что же, претендуете на то, что вам известна истина в последней инстанции?» — вопрос, который задают довольно часто, подразумевая, что такие претензии на истину нескромны, нетолерантны и неуместны.

Любой разговор следует начинать с определения понятий — что именно мы имеем в виду под теми или иными словами? Говоря об истинной вере, что мы называем «истиной» и что мы называем «верой»? Разные значения, в которых используются эти слова, могут вызвать немалую путаницу.

Первое значение, в котором люди могут говорить о вере (или религии, что в данном случае синоним) — это принадлежность к определенной традиции. Религия в этом случае воспринимается примерно так, как ее видел выдающийся французский социолог Эмиль Дюркгейм — как явление социальное, как выражение приверженности к определенной человеческой общности. «Православный», «католик», «индуист», «мусульманин» понимаются как слова, указывающие на то, что человек родился в определенной среде, с определенными обычаями и культурой. Социологические опросы показывают, что у нас в стране немалая часть граждан относит себя к православным, но при этом либо не верит в Бога вообще, либо имеет религиозные представления, фантастически далекие от веры Церкви. Это не уникально для России — в Западной Европе люди аналогично могут относить себя к Католикам или Протестантам, в то же время полагая себя атеистами. Религия в этом случае — просто часть групповой идентичности, один из маркеров, по которым проводится разметка «свой-чужой», что-то, по значению близкое к национальности. Многие «религиозные» конфликты связаны с религией именно в этом смысле. Как сказал британскому корреспонденту один югославский партизан, «наши, православные атеисты — это совсем не то, что эти проклятые мусульманские атеисты!». «Протестанты» и «католики» Ольстера могут быть глубоко безразличны к вопросам правильного богопочитания — для них религия это просто часть групповой идентичности, «британские империалисты» против «ирландских националистов». Католики-англичане как-то совершенно не рвутся воевать на стороне своих ирландских единоверцев.

В этом случае слова «наша вера истинная» воспринимаются просто как еще один националистический лозунг — примерно как «у нас правильная форма черепа» или «мы говорим с правильным акцентом». Научаться таким вещам не стоит — и Церковь учит вовсе не этому.

Читать еще:  Православие и курение: отношение церкви и мнение священников, упоминания в Библии, тонкости и нюансы, грех или нет

Другое значение слова «вера» — определённые переживания, мистический — или квазимистический — опыт, смутное чувство чего-то высшего. Эти переживания могут быть очень слабо связаны с конкретной религиозной традицией, более того, человек может искать их в совсем разных местах. Как поет Ляпис Трубецкой в своем последнем альбоме: “Я верю в Иисуса Христа, я верю в Гаутаму Будду, я верю в пророка Муххамада, я верю в Кришну, я верю в Гаруду… я верю в любовь, я верю в добро и верить буду”. Вера в этом случае — переживание, близкое к эстетическому. Я могу пошуметь на рок-концерте, а могу пойти на концерт классической музыки — одно другому не мешает, это только делает меня разносторонней личностью с широким кругом интересов. Можно восхищаться пламенеющей готикой, можно дивиться на буддистский храмовый комплекс Шведагон, можно изумляться искусству строителей мечети Сулеймана. Красота византийской Литургии — это хорошо, изысканность синтоисткого ритуала — тоже здорово. Человек обладает врожденной религиозной потребностью, и он смутно чувствует, что без духовной составляющей его жизнь неполна — и он ищет эту неполноту восполнить. Не очень важно, где. Если вы проголодались, вы можете пойти в пельменную, в ресторан украинской, или японской, или китайкой кухни — где Вам больше нравится. Cегодня туда, а завтра — в другое место. Если у Вас есть «религиозная потребность» и Вы ищете определенных переживаний — что же, на рынке религиозных услуг у Вас есть немалый выбор. В этом случае разговор об «истинной вере» тоже воспринимается с недоумением — как будто человека призывают торжественно поклясться вкушать только украинскую кухню, от японской же публично отречься. Но когда Церковь говорит об «истинной вере», она говорит не о такого рода переживании.

Другие два значения слова «вера» имеют больше отношения к Церкви. Под «верой» может пониматься «учение» — определенный набор представлений о духовной реальности. Буддисты верят в переселение душ; Христиане, как и Мусульмане — в воскресение мертвых, однако Христиане (в отличие от Мусульман) в то, что Бог воплотился в Господе нашем Иисусе Христе. Какие-то из этих утверждений истинны, какие-то ошибочны. Они не могут быть истинны все и одновременно.

Но что мы имеем в виду, говоря об «истине»? Прежде всего, это соответствие наших убеждений реальному положению дел. Например, представление о том, что «зимой в Москве выпадает снег» — истинно, «по этому снегу бродят медведи в поисках развесистой клюквы» — ложно. Такое понимание истины кажется очевидным, но, увы, очевидно оно не для всех. Нередко люди говорят об истинах веры: «это истина для вас, но не для меня».

Это довольно бессмысленная фраза — истина, по определению, объективна, она не зависит от наших мнений и предпочтений. Никто не говорит «для Вас в этой банке мышьяк, а для меня — сахар». Люди стараются тщательно выяснить, что это за порошок, перед тем, как сыпать его в чай.

Возможно, тут с людьми играет злую шутку привычка воспринимать «духовное» как что-то малореальное, почти воображаемое. Если речь идет о вещах мечтательных, с которыми Вы никогда не столкнетесь в реальности, об игре, то, в рамках игры, для Васи истина, что он — эльф, а для Пети — что он средневековый князь. Но на самом деле — как мы отлично понимаем — Вася студент второго курса, а Петя — продавец мобильных телефонов.

Но вероисповедные утверждения — это не утверждения о правилах игры, в которую мы можем играть или не играть. Это утверждения о реальности, в которой мы живем. Они могут соответствовать этой реальности или нет. Иисус Христос либо действительно Спаситель мира, либо нет. Наступит момент, когда мы удостоверимся, что сделали правильный — или трагически неверный — выбор.

Хотя слово «вера» в церковном понимании включает в себя «здравое учение», те истины о Боге, человеке и пути спасения, которые хранит и возвещает Церковь, оно означает и нечто большее. Есть истины о реальности, которые я не буду оспаривать — но не потому, что я в них глубоко убежден, а потому, что они не имеют значения. Некоторые считают, что Шекспир не писал своих знаменитых трагедий, а другие люди, смеха ради, приписали ему свои труды. Я не знаю, так ли это, и, признаться, меня это мало волнует. Даже если выяснится, что это так, это никак не отразится на моей жизни.

Но есть то, что действительно имеет значение, то, что отвечает на вопрос о смысле нашей жизни, о том, на что мы можем надеяться и чего нам следует страшиться. Если существует вечная жизнь, и от выбора, который мы совершаем здесь, на земле, зависит, будет ли она невыразимо прекрасной или невыразимо жуткой — это сильно меняет дело. Вера не просто включает в себя набор утверждений — а принимает их как исключительно важные, как истины, на которых мы строим свою жизнь и которых мы держимся, когда нам совершенно не до игр — перед лицом испытания, страдания или смерти.

Поскольку утверждения разных религий противоречат друг другу, они не могут быть истинными одновременно. Или Господь Иисус умер на Голгофе за наши грехи, или не умирал. По смерти нас ожидает или воскресение мертвых, или реинкарнация и так далее — что-то из этого правда, а что-то — нет. Поэтому если религиозная истина вообще существует, некоторые вероисповедные утверждения истинны, некоторые — нет.

В этом нет ничего неправильного, заносчивого или неуважительного к людям — или все религиозные люди неправы, или кто-то из них прав, а все остальные, в большей или меньшей мере, ошибаются.
Слово «истина» имеет не только интеллектуальное, но и практического измерение — что мне делать, чтобы спастись? К какой религиозной практике мне обратиться? Практиковать восьмеричный путь, или поклоняться священному огню? Совершать особую молитву пять раз в день или возлагать свою надежду на Иисуса Христа и то, что Он совершил ради нашего спасения?

Вы не можете идти сразу многими путями — придётся выбрать какой-то один. Так или иначе, обращаясь к реальной духовной жизни, Вы выбираете какой-то один путь, а остальные отвергаете. На каком основании это стоит делать? На том же основании, на котором мы выбираем карту или путеводитель — на основании его истинности.

Поэтому бессмысленно упрекать Церковь в том, что она «претендует на истину в последней инстанции». Если вера Церкви — не истинна, то именно в этом ее и стоит обвинять; если истинна — то Церковь и обязана провозглашать ее как истину.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector