Посёлок городского типа Родники на окраине Раменского района

Платформа Родники (ранее 33 км) на линии Москва – Черусти Московской железной дороги (в 33 км от Казанского вокзала).

Население – более 5300 чел.

Глава: Задорожный Вячеслав Валерьевич

Дачный поселок, продолжается строительство частного сектора.

Экономика: НИИПЗК (институт пушного звероводства и кролиководства) с филиалом в микрорайоне Коренёво (Красково), племзавод «Родники».

В поселке: школа, ДК, библиотека.

Культовых сооружений два: мечеть и церковь. Обе рядом с кладбищем, в нескольких десятках метров друг от друга. Построены в начале 2000-х. На минарете мечети есть громкоговорители.

На кладбище с середины XX века – огороженный участок мусульманских захоронений. двор мечети примыкает к этой ограде.

Убайдуло-хазрат – имам мечети поселка Родники. Потомственный мулла.

Фрагмент интервью:

– Давно Вы живете в России?

Лет 10 назад приехал из Таджикистана, из Курган-Тюбе [город, население 101 600 тыс. чел].

– Работать приехали?

Да, деньги зарабатывать приехал. И вот тут люди узнали, что я ислам знаю, арабский знаю, Коран наизусть знаю, и вот стал имамом.

– А как назначали?

Экзамен сдал, Рушан-хазрат принимал экзамен. [Рушан Аббясов – первый заместитель председателя СМР и ДУМ РФ, руководитель аппарата СМР, председатель Духовного управления мусульман Московской области.]

– В Орехово-Зуево [там соборная мечеть области]экзамен проходил?

Нет, здесь [показывает на мечеть пос. Родники] комиссия приехала.

– А как Вы выучили арабский?

Отец был мулла. Там, в Таджикистане.

– То есть Вы в этой мечети с самого начала?

Да, уже семь лет. Открывали ее, достраивали. Вот это было основное здание [строительство началось по инициативе одной из прихожанок на средства, собранные в общине], а вот этот навес мы потом пристроили. Теперь помещается в мечети 200 человек, а на праздник мы вот эти коврики выносим, стелим во дворе и потом убираем.

А для женщин место есть?

– Нет пока, не сделали.

– Вообще женщины и дети в мечеть приходят?

– Нет, очень мало, приходят в основном мужчины – татары, таджики, узбеки, киргизы, и с Дагестана.

– Занятия какие-нибудь проводите, например, по арабскому языку?

– Нет, но собираемся.

– На каком языке ведете проповедь?

– Молитву мы на арабском читаем, а проповедь на русском. Чтобы все понять могли, на русском делаем. Когда приходят ко мне, я на русском в основном говорю, с таджиками могу на таджикском, с татарами немного на татарском.

[перерыв в беседе – прихожане (семья: отец, мать и двое детей, одеты обычно, женщина без платка, но надела капюшон, чтобы прикрыть голову) попросили имама прочитать на кладбище молитву за родных]

Мы здесь [показывает в сторону захоронений] читаем молитву умершим – прямо на могилах читаем [принял позу, в которой читает такую молитву – выпрямился, склонил голову, сложил руки перед собой], читаем дуа.

Говорят, на Ураза-байрам здесь 2 тысячи человек собралось.

– Да, так и было, много было людей.

Внутри мечети. Ряд окон – это стена первого здания. Теперь она оказалась под навесом.

Вход в мечеть

Записка с просьбой о дуа, оставленная на подоконнике в мечети.